ПУБЛИКАЦИИ В СМИ

Сборник "Деловой национальный клуб"

Президент республики "Самсон"

Имя Анны Рафаиловны Вирабовой широко известно в элитных кругах. Десять лет назад кандидат медицинских наук Анна Вирабова создала частную школу «Самсон». Осваивая новую сферу деятельности, она училась и в России, и за границей, получив несколько дипломов высокой квалификации, в том числе и по управлению школьным образованием. Заслуженный педагог, победитель Всероссийского конкурса «Директор года» (1997-2000), победитель Московского и лауреат Российского конкурсов «Менеджер года 2001» в номинации «Образование», обладатель звания «Заслуженный предприниматель» — немало даже для очень титулованной персоны.

Частная школа «Самсон» оказалась современной и уютной: прекрасно оборудованные классные комнаты, компьютерный класс, библиотека, зимний сад, столовая (кстати, очень вкусно готовят, в школе свои повара). Есть тут спортивный комплекс с бассейном, тренажерным, теннисным и спортивно-концертным залами. На одном из этажей школы расположен «Детский развивающий центр» на 40 человек (частный детский сад «Самсон»), в котором готовят к поступлению в школу детей от четырех до шести лет. При школе есть пансион, где родители, уезжая ненадолго, могут оставить ребенка. На первом этаже расположены стенды с представленной атрибутикой школы и многочисленными наградами учеников-победителей различных конкурсов и олимпиад. Дизайнером и модельером формы, значков, дневников и другой символики частной школы "Самсон" является сама Анна Вирабова.

Как женщина, врач решилась на такой сложный эксперимент — создание школы, принципиально отличающейся от привычной? Анна рассказала, что десять лет назад столкнулась с проблемой всех мам: младший сын должен был пойти в первый класс. Имея пятилетний опыт обучения старшего сына в государственной школе, она к ней доверия не питала вовсе: речь могла идти только о частном заведении. В то время поиски хорошей школы в Москве для своих детей оказались безрезультатными. Анна приняла дерзкое по своей необычности решение — создать собственную школу, отвечающую ее представлениям о том, как, чему и в каких условиях должны учиться дети.

Своими мыслями решила, конечно, поделиться в семье: «Хочу открыть школу!» Это сегодня Вирабова рассказывает об этом с улыбкой. Муж Анны, мягко говоря, не обрадовался деловому настрою супруги. Он — известный российский хирург-травматолог, доктор медицинских наук, знаменитый создатель искусственного сустава — профессор Самсон Вирабов, возглавлявший Институт протезирования, хорошо представлял, какова может быть цена подобного желания. Но никакие предостережения и уговоры не подействовали.

Нужно видеть нашу героиню, чтобы понять — эта женщина с эффектной внешностью фотомодели и кипучей энергией при желании реализует любую идею. Недаром ее жизненным принципом стал ею же придуманный девиз: «Сделать можно все. Нужно только найти путь к решению». И Анна его нашла. Она уже имела опыт организаторской работы. После окончания II Московского медицинского института защитила кандидатскую диссертацию, специализировалась на иммунных заболеваниях. Успешный ученый и толковый практикующий врач, Анна в начале 90_х годов организовала Малое научно производственное предприятие «Самсон». Кроме медицинского, продолжали успешно развиваться подразделения: торгово-коммерческое, строительное, по разработке наукоемких технологий. Все это были ступени, по которым Анна подошла к делу своей жизни - созданию школьно-образовательного комплекса «Самсон».

Когда Анна Рафаиловна и ее помощники увидели то кирпичное «сокровище», которое им «за хорошую работу» в 1996 году выделили под частную школу, им стало страшновато. Анна вспоминает: «Здание было в совершенно запущенном состоянии. Только представьте, полторы тысячи квадратных метров развалин! Пришлось все ломать и, начиная с нуля, самим планировать заново. Так что волей-неволей мне пришлось еще войти в тонкости профессии архитектора». Зато ныне школа ежегодно расширяется, достраивается, что дает возможность увеличивать образовательное пространство, совершенствуя учебный процесс.

В НОУ частная школа «Самсон» на 190 учащихся — 200 человек персонала (только водителей в школе — 37). Это своего рода «школьная республика» со своими гимном, флагом, ученическим паспортом, школьной формой, гражданами-учениками, министрами-завучами, заведующими кафедрами, психологами и учителями, с хозяйственной и инженерной службами, бухгалтерией, охраной, комбинатом питания, техническим персоналом. И во главе всей этой школьной республики — ее президент Анна Рафаиловна Вирабова. Но все это необходимая оболочка. А каково же содержание, концепция и задачи оригинальной школы «Самсон»? Вот как говорит об этом ее основательница.

- Наша школа имеет особое предназначение. Она призвана готовить элиту общества: творческую, техническую, политическую. Я вижу это на примере наших выпускников, первые из которых окончили школу пять лет назад, а сейчас заканчивают самые известные вузы страны — МГУ, МГИМО, Финансовую академию и др., некоторые успешно учатся в зарубежных вузах. Наши бывшие ученики легко поступают в аспирантуру. Их приглашают на работу в самые престижные учреждения, как государственные, так и частные компании. Мы все — и педагогический коллектив школы, и родители, уверены, что эта молодежь станет лучшей частью общества. Мы работаем на результат — выпускника, который займет достойное место в российском обществе, чем бы в дальнейшем он ни занимался. Я считаю, что подобные учебные заведения, в которых готовят достойное будущее, обязательно должны быть в России. Если в Англии есть Итонский колледж, то почему в России не может быть подобного?

М.И.: В частной школе «Самсон» стремятся подготовить образцового члена социума, который с четырех лет, с детского сада и до поступления в вуз формируется в Вашем комплексе?

А.В.: Да. Впрочем, мне не по душе определение «образцовый». Наш ученик — нормальный, эрудированный человек; это образованная, высокогуманная, интеллигентная личность: с аналитическим мышлением, качествами лидера. Именно с этой целью у нас существует самоуправление - «школьный парламент» устроенный по принципу настоящих демократических парламентов: с выборами, заседаниями, секциями, ведением документации. И в его работе принимают участие все наши дети независимо от возраста.

М.И.: Получается, в Вашей школе воспитание важнее образования?

А.В.: Воспитание — очень важная часть нашего образовательного процесса. Без него нет мотивации. Без мотивации нет обучения, нет грамотности, а значит не достигаются поставленные цели. Убеждена — воспитание иногда имеет превалирующее значение. Если ребенок не мотивирован, обучать его невозможно. Его, конечно, можно держать в классе, в учебном заведении, заставлять что-то делать, но обучать в полном смысле слова — нет. Я бываю в различных частных школах и, к глубокому сожалению, вижу, что там часто формируется не образовательная среда, но некий подиум, на котором дети "демонстрируют" друг перед другом материальный достаток, обеспеченность своих родителей. У нас же в школе самое главное — это уровень знаний, уровень достижений. Мы проводим всевозможные развивающие и организующие мероприятия, викторины, предметные олимпиады, фестиваль знаний, защиту проекта, сохранены традиционные конкурсы: на лучший дневник, лучшую тетрадь, состояние учебников, помощь в библиотеке. Ежегодно проходят субботники, конкурсы «Ученик года» и «Учитель года». «Барчуков» в школе «Самсон» не взращивают! Воспитываются интеллигентные, грамотные, всесторонне развитые люди. Все свободно говорят на нескольких иностранных языках, свободно общаются с разными людьми, которых приглашают в школьный «Пресс-клуб». Мы учим детей иметь собственное мнение. На то мы и находимся рядом, чтобы ненавязчиво формировать ребенка, направлять его. Это тем более важно, что от пяти до семнадцати лет у человека еще нет должной психологической зрелости. Очень важно помочь ему выработать характер, его нравственный стержень. Каждый ученик настойчиво учится. Лентяи и бездельники у нас не задерживаются.

Но далеко не все директора как частных, так и государственных школ разделяют взгляды Анна Вирабовой. Многие считают, что раз время тяжелое, то и учителям, и школьникам лучше терпеть в классе балбеса-ученика, а то и парочку, которые всех деморализуют и отвлекают от учебы, нежели отказаться от «экономической помощи» родителей. В школе «Самсон» подобный подход исключен. Основное, на что обращают внимание при приеме ученика, — это его обучаемость и желание работать. Принцип, которому следуют в НОУ частная школа «Самсон»: «Ребенок — не пустой сосуд, который следует наполнить программой учебника. Это личность, которую необходимо постоянно формировать, вовлекая в учебный процесс».

М.И.: Анна Рафаиловна, легко ли стать учеником школы «Самсон»?

А.В.: Что значит «легко»? Никаких особых сложностей или специальных требований наша школа к ребенку, поступающему в первый класс, не предъявляет. Первоклассников мы набираем так же, как и все остальные московские школы, проводится собеседование с педагогом, логопедом и психологом. Естественно, родители должны учитывать, что «Самсон» — платная школа.

М.И.: Но везде по-разному. Я хорошо знаю школы не только частные, но и государственные, где предпочтение отдается либо так называемым пожертвованиям, либо «нужным» родителям...

А.В.: Во-первых, «Самсон» — школа платная, так что о пожертвованиях речь не идет. Во-вторых, и это главное, для нас важны сами дети. Те, кто приходит в нашу школу из других учебных заведений, сдают письменный тест и должны набрать от 75 до 100 баллов. Обязательно проводится собеседование с психологами, преподавателями, принципиальным остается вопрос обучаемости. Если соискатель сдал тест на 75 баллов и выше, мы можем принять его в общий класс. Важным фактором является именно обучаемость, а не обученность. Если ребенок набрал меньше баллов, ему может быть предложена индивидуальная программа «ученик-класс». Чтобы ликвидировать пробелы знаний или педагогическую запущенность, нужна индивидуальная работа.

Беседовать с Анной — процесс, признаюсь, завораживающий. При внешней закрытости и сдержанности, вдруг - совершенное преображение, стоит завести речь о школе в частности, и системе образования в целом.

М.И.: Анна Рафаиловна, считаете ли Вы возможным сейчас, когда денег в Российском бюджете не хватает на самое необходимое, проведение реальной реформы образования? Кругом только и разговоров: «Дайте побольше денег, и все будет в порядке!» Может быть, все-таки нужна реформа в «голове», а не в «кошельке»?

А.В.: Да, нужно именно это. Что такое образование? Образование готовит людей к жизни, к работе, к творчеству. Образование формирует личность. Через школьный порог — через души и руки учителей — проходит каждый! Поэтому у образования особое место в обществе, особенное предназначение. Относительно экономики государства — я считаю, что образование — наиглавнейшая отрасль экономики. Оно определяет уровень развития общества, страны, ее элиту, менталитет граждан. Образовательный уровень россиян напрямую связан с их интеллектуальным уровнем и потенциальными возможностями. Изменить ситуацию в образовательном пространстве России вполне возможно, привлечь людей (а таких не мало), желающих реально помочь в развитии образования. Будь у меня право, я бы исправила ситуацию за год!

М.И.: Слушаю Вас, и складывается мнение — передо мной абсолютно государственный человек!

А.В.: Это вполне логично. Я человек, имеющий собственную гражданскую позицию. Я люблю свою страну и хочу, чтобы она стала лучшей. Используя десятилетний опыт формирования работы школы «Самсон», я создала свой проект реформы образования. Убеждена — тотально учить всех в течение 12 лет нет необходимости. Количество лет — это форма, а начинать надо с содержания.

Анна Вирабова, безусловно, личность волевая. Это проявляется и в том, как она себя держит, и в том, как ведет беседу. Вероятно, с ней не всегда легко и коллегам по школе, и родителям ее подопечных. Но глядя на то, что и как она сумела создать с нуля, понимаешь, что будь она мягче, не такой напористой, ничего бы у нее не вышло. «Как строятся отношения в коллективе, преимущественно женском?» — спрашиваю у Анны Рафаиловны.

А.В.: Категорически не допускаю сплетен, «кухонных» разговоров, которые, я точно знаю, загубят любое серьезное дело. И мои сотрудники это понимают.

М.И.: В Вас чувствуется довольно сильный характер.

А.В.: Возможно… У нас в стране принято считать, что женщины — не более чем слабые существа, которые мало что могут. А ведь дело не позволяет быть слабой. Ко мне в кабинет приходят посетители, сотрудники школы, родители, и я должна моментально переключиться, вникнув, ответить на их важные конкретные вопросы. А еще принять по ним решение.

М.И.: Сколько же длится Ваш рабочий день?

А.В.: Лучше не спрашивайте! 24 часа плюс... Я начинаю работать с 10 часов утра. Домой возвращаюсь обычно в 11 вечера. По окончании учебного дня провожу совещание завучей. Иногда оно затягивается до 7 — 8 часов вечера. Нет совещания — работаю с документами, заявками, договорами. Необходимо подготовить распоряжения. Без этого коллектив работать не может.

М.И.: Вы не любите делиться своими обязанностями?

А.В.: Люблю. Но каждый должен делать свое дело, а я в ответе за все. Иногда специально создаю ситуации, когда люди сами должны принимать решения. Плох тот руководитель, который постоянно стоит за спиной у подчиненного. Не хочу, чтобы у меня работали «винтики». Каждый сотрудник должен стремиться быть личностью и в силу этого обязан анализировать, решить задачу сам. Самое главное — момент взаимодействия. Мы все работаем на одно общее дело. У нас единая цель.

М.И.: Вы производите впечатление человека благополучного, самодостаточного. Неужели Вам никогда не хотелось все бросить, отдохнуть, заняться собой? Вы обеспечены, молоды, красивы...

Моя собеседница на миг задумалась: «Хотелось бы все бросить и отдохнуть? Да, пожалуй, хотелось. Я же нормальная женщина. Но у каждого в жизни есть свои установки. Вести вегетативный образ жизни — поспать подольше, развлекаться, заниматься только собой — я не могу. Я — человек, который должен понимать, для чего он живет.

М.И.: Но у вас семья, двое детей. Разве не в этом смысл жизни женщины?

А.В.: Согласна, это лучшая часть жизни, но не весь ее смысл! Если человек может сделать большее, он должен это сделать. Я еще раз повторяю: у человека должна быть гражданская позиция. Он должен задавать себе вопрос: «Что я должен сделать для общества?» Если я могу воспитать не только двух сыновей, а гораздо больше, значит, я должна это сделать. По жизни я созидатель и, видимо, я так воспитана.

М.И.: Расскажите о своих родителях. Они близки Вам по духу?

А.В.: Папа человек требовательный, ответственный. Он мне до сих пор говорит: «Делать что-то плохо нельзя. Лучше вообще ничего не начинать». Меня и двух братьев воспитывал очень строго. В 9 часов вечера мы должны были быть дома. Сейчас смешно вспоминать, как без пяти девять мы с братьями торопились домой, чтобы успеть вовремя! А мама — совершенно другой человек. Она была преподавателем музыки, очень талантливая, творческая личность, очень красивая. Я ею гордилась. Она писала интересные сценарии детских спектаклей и праздников. Ее все любили, она всегда была на виду. Мне это так нравилось… Я запомнила это чувство гордости за маму. Уже тогда понимала, что ее хвалили не только за красоту, но и за дела. Она мне очень много дала, энергичный, коммуникабельный человек. Умная, выдержанная, она могла решить любой вопрос. Глядя на нее, я научилась в жизни очень многим вещам.

М.И.: Ваш муж — Самсон Вирабов, известный ученый, хирург ортопед-травматолог, автор многих изобретений. Как Вы с ним познакомились?

А.В.: Он приехал в город, где я росла и влюбился в меня. Это был уже довольно зрелый человек — значительно старше меня, кандидат медицинских наук. Признаться, он мне тогда совершенно не понравился (Анна смеется). Не мой «герой» — светловолосый, голубоглазый. У нас во Владикавказе мужчины все такие жгучие, яркие. Он очень долго меня завоевывал. Я была совсем молоденькой, не хотела выходить замуж. Но судьба... Мой муж очень умный и удивительно талантливый человек! Он умеет добиваться своей цели.

М.И.: Вас муж поддерживает морально, материально? Вы ощущаете его помощь или: «Очень тебя люблю, но у меня столько проблем, дорогая...»?

А.В.: Что вы! Он сам очень много делает, чтобы наше предприятие процветало.

М.И.: А Ваши сыновья не ревнуют маму к работе?

А.В.: Нет, такого пока не было. Они — юноши умные. Наоборот, советуют, подсказывают. Порой очень разумные вещи.

М.И.: Не собираются продолжить Ваше дело?

А.В.: Нет, пока таких мыслей не было. Старший сын заканчивает МГИМО, поступает в аспирантуру, а младший заканчивает школу на золотую медаль. Собирается поступать в Московскую медицинскую академию им. Сеченова.

М.И.: Вы властная женщина?

А.В.: Наверное, да.

М.И.: Это тяжело? Вы и на работе начальник, и дома начальник.

А.В.: Н-е-е-т! Дома я не начальник, могу посоветовать, но никогда не командую. Дома женщине лучше быть нежной и слабой.

Вот такая — эта сильная слабая женщина Анна Вирабова.

Марина Исакова.

Вернуться к списку статей...